РУС ENG На главную страницу
BLACK SEA WRECK CLUB





Движение

В рамках конкурса статей:
Остров Белл. Подводные реликвии

Автор: Полина Резников

Даты проведения: с 01.01.2010 по 01.01.2010

НЕОЖИДАННАЯ КРАСОТА

Только погрузившись, я осознала, насколько холодной была вода – успокаивающий ноль по Цельсию. Ощущение, будто на голове ледяной обруч, боль от которого длится дольше, чем можно терпеть. Продолжая погружаться вдоль якорного каната, останавливаюсь, завороженная одинокой арктической цианеей. Она спокойно проплывает мимо меня, ее щупальца протянулись, кажется, в бесконечность. Почтительно зависаю перед этой гигантской формой жизни, бесплотно пульсирующей неописуемым внутренним сиянием, но не забываю про рэк, ожидающий внизу. Очнувшись от дурманящего транса, отплываю от медузы подальше и продолжаю путь вниз, к прошлому. И вот появляется корабль…

Множество розовых и желтых мягких кораллов, инкрустации из губок, кораллиновые водоросли, заросли морских гвоздик покрывают рубку, каюты, балки, мачты и трубы. Повсюду, куда ни кинешь взгляд, кипит жизнь, потрясающая своим разнообразием, – такое изобилие даже притупило ощущение, что от холода отмирает мозг. Я медленно провела по краю этой красоты лучом фонаря, высвечивая яркие цвета мягких кораллов. Трудно было представить, что корабли времен Второй мировой лежат на дне, окруженные подобным великолепием.


ОСТРОВ БЕЛЛ

Спокойное и тихое место для туристической поездки, остров Белл (участок суши 9 на 3 км) находится посередине залива Консепшн в Ньюфаундленде, Канада. Шестьдесят семь лет назад Белл был совсем другим, так как мир воевал, а этот симпатичный островок был очень важен как для немцев, так и для союзников. Только проскользнув меж волнами залива Консепшн вниз, вы увидите следы отгремевших битв.

Битв за железную руду. Ее залежи открыли здесь в 1895 году, что повлекло за собой серьезные изменения в экономической и социальной жизни острова. Приток новых поселенцев, потомков выходцев из Англии, Ирландии и Нормандских островов, привел к увеличению числа жителей до 12 тысяч человек (в данный момент на острове живет только 3000).

До 1941 года Белл являлся важным поставщиком Германии, по мере приближения войны становившейся основным потребителем железной руды. Как только разразилась Вторая мировая, поставки в Германию прекратились, а ценное сырье пошло на обеспечение военного производства союзников.

Руководство Кригсмарине было хорошо знакомо с заливом Консепшн: немецкие капитаны в течение долгого времени приводили сюда рудовозы. Таким образом, подход и атака подводными лодками значительно упрощались. Остров Белл – единственное место в Северной Америке, непосредственно атакованное германскими силами во время Второй мировой войны. В течение двух дней осенью 1942 года немецкие подлодки наносили яростные удары по торговому флоту у северного берега Ньюфаундленда, сея панику и ужас. Вплоть до сегодняшнего дня погибшие в те дни лежат на дне залива Консепшн. Их вклад забыт и не оценен, их могилы одиноки и беззащитны перед мародерами.

Значительность этих атак осознается только при посещении Музея рудника на Белле. В те времена самые крупные известные залежи в мире находились именно под этим островом в заливе Консепшн. В морских шахтах длиной около полукилометра в период с 1895 по 1966 годы было добыто 78 миллионов тонн руды. Даже сейчас там остается, по некоторым оценкам, около четырех миллионов тонн этого сырья. Железорудное производство на острове было закрыто в 1966-м по причине возросшей стоимости добычи, что сделало местную руду неконкурентоспособной. Одна из шахт начинается под музеем, откуда и стартуют экскурсии во влажное подземелье.

Первые заметные вещи в музее – это рабочие инструменты и старые фотографии. На одной запечатлен мальчик не старше двенадцати лет в окружении четверых более старших покрытых сажей рабочих. Трое из них выглядят так, будто только что вернулись из адских копей. На шахте начинали работать с восьмилетнего возраста: дети счищали мусор с ленты конвейера, носили воду рабочим внизу, ухаживали за лошадьми, которые могли увидеть дневной свет только перед смертью, отслужив 16-20 лет. Перед экскурсией мне пришлось одеть каску, затем пройти один лестничный пролет вниз, и вот, наконец, я оказалась перед входом в саму шахту. Я была удивлена, увидев, что проход достаточно широкий и хорошо освещен, а высота потолков – около пяти метров. Шахта напоминала мне таинственный замок со стенами, вырезанными из камня.

Здесь, внизу, становится понятно, какое именно производство хотели уничтожить немцы и насколько важны были удары подлодок. Я смотрю на рельсы, уводящие к погрузочной платформе, и представляю туманный рудовоз, ожидающий погрузки в голубых водах залива Консепшн. Дальше в море, под волнами, лежат мертвые, погребенные под обломками судов, затонувших слишком быстро после торпедного удара. Сегодняшние рэки – это подводные братские могилы молодых моряков торгового флота, которые не должны были участвовать в войне.


БОЙНЯ

Ночью 4 сентября 1942 года подводная лодка U-513 под командованием Фритца Рольфа Руггенберга под прикрытием грузового судна «Эвелин Б» проскользнула в залив Консепшн недалеко от города Сент-Джонс, столицы провинции. Наутро лодка всплыла на перископную глубину и начала наблюдение за целями – двумя рудовозами: S.S. Saganaga («Саганага») и S.S. Lord Strathcona («Лорд Страткона»), стоящими на якоре около острова Белл.

Экипажу подлодки недоставало опыта, поэтому первую торпеду забыли взвести, и она просто опустилась на дно, не сдетонировав. Команда также не учла потери веса, и U-513 выпрыгнула на поверхность, но, никем не замеченная, снова опустилась на глубину атаки. В 11:07 утра подлодка выстрелила двумя торпедами по рудовозу S.S. Saganaga. Судно, нагруженное почти 9000 фунтов железной руды, затонуло за пятнадцать секунд, унеся с собой команду из двадцати девяти человек.

Торопясь потопить S.S. Saganaga и одновременно сманеврировать для следующего удара, U-513 врезалась в корму рудовозного парохода Lord Strathcona, повредив свою рубку управления. Быстро опомнившись от столкновения, которое могло стать фатальным, команда U-513 выпустила две торпеды, утопившие Lord Strathcona в 11:30 утра. Lord Strathcona затонул за девяносто секунд, но, хотя все усилия были брошены на спасение выживших с рудовоза Saganaga, команда парохода выбралась без потерь.

Недавно установленные на скалах острова орудия пытались открыть огонь по подлодке, но в силу общей сумятицы была убита только корова на противоположном берегу залива. А U-513 спокойно ушла в туманные воды Северной Атлантики и затонула только 19 июля 1943 года неподалеку от города Сантос, Бразилия, подбитая самолетом ВВС США.

В течение нескольких дней после атаки нездоровое любопытство влекло жителей острова к месту трагедии. Сквозь прозрачную воду можно было видеть судно, лежавшее неглубоко, и даже тело моряка с распростертыми руками на палубе.

Два месяца спустя Белл подвергся атаке еще одной немецкой субмарины. U-518 подошла к берегу настолько близко, что члены команды могли различить свет автомобильных фар на острове. Утром 2 ноября 1942 года немецкая подлодка совершала свой первый поход. Когда капитан Фридрих Виссман дал приказ к нападению. По ошибке торпеда ударила в причал и разбудила весь город. Жители, убежденные в том, что немцы совершили высадку, нарядно оделись и приготовились «встречать завоевателей», которые так и не появились. Две следующие торпеды вонзились в стоящий в заливе рудовоз Rose Castle («Роуз Касл»). Пароход затонул всего за минуту, унеся в подводную могилу двадцать восемь человек. Удар произошел во время сна, поэтому моряки скорее всего даже не поняли, кто их атаковал. Удивительным образом пятнадцать человек из сорока трех все-таки остались в живых.

Разделавшись с Rose Castle, U-518 нацелилась на PLM 27 и выпустила одну торпеду в сухогруз, принадлежащий Свободным Силам Франции. Снаряд попал в центр судна, которое затонуло за девяносто секунд вместе с командой из двенадцати человек. U-518 погибла под ударами союзных войск лишь 22 апреля 1945 года к северо-западу от Азорских островов. Однако капитаны обеих подводных лодок – U-513 и U-518 – выжили в войне.


СВЯЩЕННАЯ ЗЕМЛЯ

Место, где 70 человек потеряли жизнь, обычно считается священным. К сожалению, не каждый дайвер, посещающий рэки, относится к ним с должным уважением. Некоторые воспринимают затонувшие корабли как большие сувенирные лавки и просто уносят с собой части этих мемориалов – огромных, не похожих ни на что другое кладбищ.

Рик Стенли работает подводным гидом, но среди жителей острова он больше известен как неофициальный хранитель рэков острова Белл. Стенли является владельцем и управляющим Ocean Quest Adventures, туристического курорта, предлагающего дайверам и любителям истории возможность исследовать местные сайты.

За годы работы Стенли заметил, что разрушение артефактов на рэках вызвано не столько силами природы, сколько нечистоплотными дайверами: иллюминаторы, блюда и столовые приборы, которые были на борту, когда корабли пошли ко дну, частично исчезли. Сокровища этого места неосязаемы. Настоящая ценность рэков острова Белл – в их исторической значимости и красоте, открывающейся немногим осмелившимся ступить в эти студеные воды.

Стенли обеспокоен тем, что никто не занимается охраной этого места, а также тем, что погибшим не оказывается соответствующего уважения. «Это военные могилы, – говорит Стенли. – Здесь как будто открываешь капсулу времени. Такое положение недопустимо, как по отношению к людям, потерявшим жизнь, так и к их семьям». Стенли считает, что нужно принимать серьезные меры по защите этих сайтов. Он регулярно обращается в правительство с предложениями по их охране для предотвращения действий, которые попросту можно назвать мародерством.


РЭКИ ОСТРОВА БЕЛЛ

Белые буйки подпрыгивают в воде, отмечая место, где вражеские торпеды потопили четыре судна. Рэки острова Белл – это свидетельства важной роли провинции Ньюфаундленд во Второй мировой войне. Корабли стоят на киле, глубина – в рекреационных пределах, до сайта – сорок пять минут хода на лодке от базы Ocean Quest.

Залив Консепшн расположен в месте встречи двух мощных океанских течений. Холодный Лабрадор и теплый Гольфстрим перемешиваются, создавая условия для подводного биоразнообразия. Благодаря холодному течению рэки не только поразительно сохранились, но и стали благодатным домом для разнообразных морских созданий, привлеченных обильной пищей. Анемоны, морские звезды, морские ежи, мягкие кораллы и существа всех видов и мастей плотно покрывают поверхности рэков.

Во время погружения я вижу мачты, лестницы, лебедки и разное оборудование, украшенное морскими орнаментами. Штабеля железной руды все еще видны сквозь кораллы и служат напоминанием о злосчастных днях. Установленные в задней части орудия связываются у меня с другими рэками мировой войны. Чашки, радиоприемники… в моем сознании моряки по-прежнему стоят на этой пестрой палубе. Проплывая, замечаю личные вещи, дыры от торпед, мостик, иллюминаторы, сквозь которые люди когда-то вглядывались в бесконечные морские дали. Мне кажется, я даже чувствую, что на самом деле происходило в день атаки.

140-метровый Rose Castle – самый зрелищный и самый глубокий среди трех затонувших рудовозов. Он стоит прямо, на глубине от 30 до 46 метров, готовый отдать швартовы, как и 60 лет назад. Самый холодный из четырех рэков, Rose Castle уютен при 0º C. Дайверы из нашей группы заявляют, что видели кристаллизацию, пока погружались. Тросы, ведущие к мачте, все еще туго натянуты, радиорубка с передатчиком Маркони готова к приему сообщений, а в ее глубине лежат вещи погибшей команды. Похожие на парковые галереи, проходы в переборках обросли волнующимися анемонами. Ни одного, даже самого крошечного, участка ржавой поверхности. Без сомнения, Rose Castle в прекрасном состоянии. Уникальная деталь этого рэка находится в 30 метрах от кормы: огромная часть торпеды лежит на дне, вся поросшая морской живностью. Пещеристый грузовой отсек манит дайверов-авантюристов, но будьте бдительны – рэк глубокий и не прощает ошибок.

Французский PLM 27 посещают чаще всего, так как он лежит не так глубоко, как остальные рэки острова Белл, – между 15 и 30 метрами. Также он самый «теплый» в заливе Консепшн: температура воды здесь целых 7ºC. Проходящие айсберги, видимо, задевали верхнюю часть судна, поэтому она не в таком девственном состоянии, как у других рэков. Ясно видно, где ударила торпеда: в палубе и корпусе судна огромная дыра. Ближе к кормовой части на дне на 30 метрах лежат винт и руль, создавая отличный задник для фотографии. На всех конструкциях PLM 27   встречаются заросли морских гвоздик, другие представители морской флоры и фауны. Проплываю по борту корабля над многочисленными рыбами-лягушками и останавливаюсь посмотреть на пулемет, лежащий на палубе.

Lord Strathcona – второй глубокий рэк залива Консепшн: от 23 до 38 метров. Гордый когда-то корабль стал жилищем для бесконечного числа морских обитателей, сменивших его команду. Трубы, поручни, балки, горы ржавого металла – везде кипит жизнь, ярко переливающаяся в свете моего фонаря. Основные судовые надстройки полностью открыты и легко доступны.

130-метровый S.S. Saganaga – дайверский рай, кишащий жизнью. Анфилады помещений внутри корабля можно назвать сбывшейся мечтой фотографа. Saganaga лежит примерно на 33 метрах, а рассмотреть его легко можно с глубин от 18 до 26 метров. Грузовые отсеки призывно открыты, на палубе лежит огромный якорь, предположительно отброшенный с носа торпедным ударом. На корме стоит легко различимое орудие, неизменно привлекающее много внимания.


ЗАЧЕМ НЫРЯТЬ НА ОСТРОВЕ БЕЛЛ

Однажды услышав о рэках Белла, я заинтересовалась. Эти подводные сокровища лежат в зоне со сравнительно слабыми течениями. Видимость может варьироваться от 15 до 30 метров, а бывают и такие дни, когда очертания затонувшего корабля различимы с поверхности. Суда стоят на килях и очень хорошо сохранились, дайверы могут часами исследовать нетронутые временем рэки, маневрируя между кранами и камбузами. Такелаж, боеприпасы, радио, иллюминаторы и коридоры – это только малая часть того, что можно здесь увидеть. Рэки острова Белл входят в десятку лучших дайв-сайтов мира благодаря хорошей видимости, изобилию морской флоры и фауны, состоянию затонувших судов и их доступности.

Рэки острова Белл нужно увидеть, чтобы поверить в их существование; их прекрасная сохранность обязывает сделать не один дайв. В общем, поездка на Белл – это гарантия дайвинга, не похожего ни на что другое.


Биография автора

Полина Резников – страстная путешественница и дайвер, подводный фотограф и писательница. Ее работы публикуются в газетах, журналах и интернет-изданиях по всему миру. Полина не только ныряет и снимает, но и выступает за охрану природы. Она любит фотографировать рэки, пещеры, тепловодные рифы, а также выполнять экстремальные погружения и исследовать подводный мир холодных вод. Периодически Полина работает моделью-дайвером для изданий и рекламы. Она также является президентом нью-йоркского клуба Морских цыган (New York City Sea Gypsies) и директором по мероприятиям в компании «Оушнблю Дайверз» (Oceanblue Divers) – двух крупнейших дайв-клубов Нью-Йорка. Работы и дальнейшая информация о Полине Резников приведены на ее интернет-странице: http://www.PolinaReznikov.com/


Фото: Polina Reznikov, Deb Stanley










Copyright © 2009 Black Sea Wreck Club Изготовление сайта: Internet Solutions Company