РУС ENG На главную страницу
BLACK SEA WRECK CLUB





Движение

В рамках конкурса статей:
Говорящие обломки

Автор: Федоров Павел

Даты проведения: с 09.08.2009 по 09.08.2009

На календаре- 9 августа 2009 года, ранее летнее утро. Собрав все необходимое снаряжение, наша импровизированная экспедиционная группа, разместившаяся в одном из частных домов города Анапа, выдвинулась в направлении мыса Большой Утриш с одной единственной целью: осмотреть поле обломков, оставшееся от печально известного транспорта «Фабрициус». В туристических рюкзаках успокаивающе побрякивали подводные фонари, маски, трубки, ласты - словом все, что могло пригодиться при обследовании объекта, затонувшего в прибрежной зоне на глубине 3-4 метров. За стеклами автомобиля проносились неназойливые предгорные пейзажи, а мысли в голове сбивались в плотный клубок размышлений о сути и предназначении войны.

Я думаю, стоит отвлечься от лирических описаний местности и поговорить о предмете повествования - транспорте «Фабрициус». Этот пароход интересовал меня не столько близостью своего расположения относительно Анапы, сколько историей героической гибели и «жизни» после «смерти». Построенный в 1903 году на верфи Крег (Стоктон) под первоначальным названием «Саида», он имел немалые для грузовых судов тех времен параметры.

Длина: 95,93 м

Ширина: 13,5 м

Осадка в грузу: 6,17 м

Силовая установка судна состояла из паровой машины тройного расширения мощностью 1250 лошадиных сил. При грузовместимости 4277 т пароход мог развивать скорость в 9 узлов. 5 лебедок, рассчитанных на грузы массой 1-4 т, обеспечивали быструю и полную загрузку четырех имевшихся на судне трюмов.

По архивным данным, в 1932 году «Саида» была приобретена Черноморским пароходством и переименована в «Фабрициус» в честь одного из командиров Красной Армии в годы Гражданской войны. Мирная, «размеренная» жизнь парохода у южных берегов Советского Союза была прервана внезапным вторжением немецких частей, и уже 27 июля 1941 года описываемый нами пароход был зачислен в списки военных судов, которым отводилась транспортная роль.

Экипаж «Фабрициуса» с честью выполнял возложенные на него поручения, поддерживая Советские войска в битве за Одессу и во время Керченско-Феодосийской десантной операции на море. Капитан военного транспорта, Михаил Иванович Григор, умело и по мастерски непринужденно лавировал между минными полями и фонтанами воды, возникающими при взрыве сброшенных с самолетов бомб, но трагическая случайность и воля случая, все же вырвали «Фабрициус» и 5 членов его экипажа из действительности - к сожалению, навсегда. Дело было так: 2 марта 1942 года транспорт совершал сложный переход по маршруту «Новороссийск-Камыш-Бурун», приняв на борт солдат, боевую технику, продовольствие и обозное снаряжение с лошадьми. В районе мыса Большой Утриш, в 13 километрах к югу от Анапы, пароход был атакован средним немецким бомбардировщиков «Heinkel He-111», который выпустил по судну одну-единственную торпеду, ставшую впоследствии роковой. Удар пришелся на третий трюм; кроме того взрывной волной были разрушены капитанский мостик и машинное отделение, в котором были убиты помпол Ломоносов Ф. И. и 2-й механик Витман Г. Я. В котельном отсеке погибло 3 кочегаров, не покинувших свой важный пост во время авиационного налета. Спустя несколько минут после атаки «Фабрициус» погрузился в море по главную палубу - дальнейшему затоплению судна препятствовал груз, обладавший положительной плавучестью (сено, комбикорм для обозных лошадей). Вызванный на помощь теплоход «Чапаев» смог взять на свой борт солдат - о спасении ценного военного имущества речи тогда не шло. Экипаж «Фабрициуса», превратив корпус поверженного гиганта в бастион ПВО, продолжал оставаться на пароходе до августа 1942 года, задерживая немецкие самолеты, которые пытались нанести бомбовые удары по ключевым городам Черноморского побережья Советского Союза.

Архивные данные, говоря о послевоенной судьбе остатков судна, утверждают факт их полной утилизации силами Аварийно-Спасательной Службы ЧФ.

Возвращаясь к описаниям выезда на Большой Утриш, можно сказать, что с одной стороны исторические данные ставили жирную точку в обсуждении вопросов о нынешнем состоянии обломков «Фабрициуса», но с другой - мы ехали туда не за тем, чтобы «насладиться» красотами черноморского рэка, а для того, чтобы почувствовать атмосферу страшного марта 1942 года и по крупицам собрать (пусть даже мысленно) те части, что еще лежат на отмели в районе маяка.

Приехав на место, мы не стали тратить время на обыденные туристические прогулки и буквально сразу же окунулись в прохладные воды Черного моря в поисках артефактов, связанных с интересовавшим нас пароходом. В 30 метрах от береговой линии нами был обнаружен якорный клюз «Фабрициуса», вздымавшийся под углом 35° над относительно ровной поверхностью морского дна. Облепленный тысячами раковин мидии, он все равно оставался «чужаком» в естественном подводном мире. К северу от клюза на грунте лежали части металлоконструкций (с максимальным возвышением в 0,8-1 м), не поддающиеся идентификации. Дно было на удивление чистым, а видимость под водой достигала 10-12 метров при полном отсутствии волнения.

В ходе получасового осмотра, помимо названных фрагментов, в 15 метрах от берега, на глубине 3 метров, была найдена часть леерного ограждения военного транспорта протяженностью 2.5-3 метра. Признаюсь честно: я был немного удивлен и озадачен веревкой, привязанной к этой частичке знаменитого транспорта «Фабрициус». Зачем тревожить обломки навсегда ушедшего от нас судна? Хорошо, если эти действия были предприняты теми людьми, которые хотели водрузить этот безмолвный памятник военных лет на могилу моряков, находящуюся в каких-нибудь 150-200 метрах от остатков в море. Но мне слабо верится в это: к сожалению, в современном мире не осталось места для памяти и сострадания.

Обследовав небольшой «кусочек» дна у побережья мыса Большой Утриш и найдя некоторые из «говорящих обломков» минувших дней, мы сделали то, что хотели. И сейчас, когда я сижу и читаю присланное мне по электронной почте сообщение от внучки 2-го механика Витмана, погибшего на «Фабрициусе», я понимаю: посещение 2009 года было необходимым и, быть может, даже закономерным этапом нашей жизни.
Часть леерного ограждения «Фабрициуса»
Часть леерного ограждения «Фабрициуса»
(фото А. Михайлов)

Автор выражает благодарность А. Елкину (г. Тольятти) за предоставленные координаты места гибели транспорта «Фабрициус».


Ссылки

1.    Григор М. И. Море - моя судьба. – Одесса: Маяк, 1987.

2.    Вайнер Б. А. Советский морской транспорт в Великой Отечественной войне.- Москва: Воениздат, 1989.



Copyright © 2009 Black Sea Wreck Club Изготовление сайта: Internet Solutions Company